September 23rd, 2015

ФОНТАН ЛОДКА, РИМ (FONTANA DELLA NAVICELLA, ROMA)

Оригинал взят у maratson в ФОНТАН ЛОДКА, РИМ (FONTANA DELLA NAVICELLA, ROMA)
Оригинал взят у spratto в ФОНТАН ЛОДКА, РИМ (FONTANA DELLA NAVICELLA, ROMA)
Этот довольно симпатичный фонтан со скульптурой небольшой лодки расположен в Риме перед церковью Санта-Мария-ин-Доминика на улице виа Навичелла. Навичелла (navicella) с итальянского переводится как небольшая лодка, от которой и взяла своё название улица, где расположены церковь с фонтаном.

5802805_Fontana_della_Navicella_1 (700x467, 218Kb)

История появления этой лодки довольно необычна. В начале XVI-го века под покровительством папы Льва X-го Медичи проводились строительные работы над новым обликом церкви Санта-Мария-ин-Доминика. В этот же период, во время раскопок проводимых  в непосредственной близости от этого места, были найдены мраморные фрагменты небольшой галеры, на чей счет были сделаны различные предположения. Наиболее вероятным считается, что лодка стала даром покровительнице моряков богине Исиде матросами римской императорской гвардии чьи казармы Кастра Мисенатиум находились неподалёку. Таким образом моряки искали покровительства у богини во время своих плаваний. Другая выдвинутая версия предполагает, что это был дар богини прибывших в Рим морским путём солдат из провинциальных армий и проживавших в распределительных казармах Кастра Перегрина. Таким образом они отблагодарили Исиду за своё чудесное спасение во время сильного шторма.

Богиня Исида, "прибывшая"в Италию с берегов Нила, в римскую эпоху, помимо прочего, считалась еще и покровительницей моряков. Как понимаю, это связано с одним из мифов, в котором Исида изобрела паруса, когда искала своего сына Гарпократа (Гора).

Согласно традиции, которая в течение веков поддерживалась сторонниками Исиды на берегах Тибра, первая религиозная община, поклонявшаяся этой богине, возникла в столице римской державы во времена Суллы. Возможно, что какую-то роль в ее организации сыграл Птолемей XI-й. Римские власти весьма враждебно относились к распространению культа, который находил приверженцев главным образом среди простонародья и рабов. Пытаясь расправиться с Исидой, римские администраторы уничтожали ее алтари. Но, как показали события последующих лет, это ни к чему не привело. Так, в 53 году сенат, уже не в первый раз, постановил разрушить не только храмы Исиды в Риме, но даже и частные молельни. Через три года, в 50 году, решили уничтожить храм Исиды и Сераписа. Однако ни один ремесленник не захотел приложить руку к этому злочестивому делу. Тогда сам консул, Эмилий Павел, схватил топор и первым вбил его в стену храма. Но и разрушение храмов ничего не дало. Превращенные в развалины культовые здания отстраивались заново. Исида была сильнее консулов, ей продолжали поклоняться вплоть до запрещения язычества в христианскую эру и, среди прочих даров, преподносить Покровительнице морей скульптуры в виде небольших лодок. Одна из таких лодок и была найдена во время раскопок.

5802805_DSCF9769_1_ (700x467, 110Kb)

Прежде чем найденные фрагменты были навсегда утрачены, папа Лев X-й Медичи поручил архитектору Андреа Сансовино, который работал над обликом церкви Санта-Мария-ин-Доминика, сделать копию этой галеры. А между 1518 и 1519 годами перед новым фасадом церкви появилась белоснежная мраморная модель античной галеры, установленная на высоком постаменте. Нос галеры украсило изображение кабана, а сам постамент герб семьи Медичи с папской символикой и памятная надпись. На то время, скульптура выполняла лишь декоративную функцию.

5802805_A_Acquaroni__18381842 (700x513, 82Kb)5802805_1191995_orig (700x467, 175Kb)

В 1931 году, после того, как от акведука Аква Феличе в этот район провели водоотвод, скульптуру лодки расположили параллельно аркаде церкви, а вокруг неё соорудили небольшой бассейн с фонтаном. Дно бассейна украсила мозаика из морской гальки с изображением рыб и лодок.

5802805_Fontana_della_Navicella_2 (700x467, 268Kb)

В период между 2003-2004 годах фонтан отреставрировали, однако, в 2005 году он подвергся акту вандализма, в связи с чем серьёзно пострадал нос лодки. Пользуясь тем, что фонтан расположен в довольно тихом и безлюдном районе Рима, скульптура и в последующие годы ещё пару раз подвергалась разрушительным воздействиям вандалов - в 2007 и 2011 году. В 2011-м грабители, под заказ французского коллекционера, спилили нос мраморной лодки где изображена кабанья голова. Полиции удалось поймать воров вместе с украденным фрагментом и, после очередной реставрации, лодка была восстановлена, а площадь во избежание последующих актов вандализма оборудована камерами слежения.

5802805_FotorCreatedrol (700x525, 147Kb)

Текст, фото - @ SPRATO


Две заметки о Довлатовгейте или что позволено Юпитерову то не позволено Быкову

Оригинал взят у vadim_ol в Две заметки о Довлатовгейте или что позволено Юпитерову то не позволено Быкову
1. БЫКОВ О ДОВЛАТОВЕ. Несколько дней назад Быков написал заметку о Довлатове для РУССКОГО ПИОНЕРА. Статья повисела день-другой, но по какой-то причие ее удалили. Но текст, тем не менее, можно найти в архиве googleusercontent, они хранят все версии той или иной страницы. Рукописи, так сказать, не горят. Вот ссылка.

http://webcache.googleusercontent.com/search…

Статья Быкова успела вызвать шквал негативных откликов, почти исключительно эмоциональных. Мерзость, противно читать. Зависть к классику. И так далее. Рациональный анализ, кажется, отсуствует совсем. И это, по правде говоря, совершенно неправильно. Ведь все мы, по идее, любим поспорить, и зачастую наслаждаемся продуманным аргументом против. А не только за. Но на Быкова это, видимо, не расространяется.

По существу же, тезис Быкова очень близок к тому что писал, к примеру, Генис [Alexander Genis] в "Довлатов и окрестности". Только у Гениса коннотация (с которой я согласен) положительная, а у Быкова отрицательная. Но тезис один и тот же.

Вот что писал о Довлатове Генис: "Довлатову читателей создала советская власть. Сергей стал голосом того поколения, на котором она кончилась. Не удивительно, что оно и признало его первым. Моложе меня в эмигрантской литературе тогда никого не было, а те, кто постарше, от Довлатова кривились. Особенно недоумевали слависты - им было слишком просто. Сергей, в отличие от авангардистов, нарушал норму без скандала. Он не поднимал, а опускал планку. Считалось, что Довлатов работает на грани фолла: еще чуть-чуть и он вывалится из литературы на эстраду. В его сочинениях ощущался дефицит значительности, с которым критикам было труднее примириться, чем читателям."

Если прочитать Быкова, то он пишет примерно то же самое, иногда слово в слово.

Быков формулирует еще одну мысль, он пишет о своей неприязни ко многим поклонникам Довлатова. Я, в отличие от Быкова, Довлатова ценю, но эту мысль Быкова я, наверное, разделяю. Сформулирую ее по-иному. Генис писал, что "Довлатов работает на грани фола: еще чуть-чуть и он вывалится из литературы на эстраду." Боюсь, что многие читатели не улавливают эту самую пресловутую литературную компоненту у Довлатова (его грусть, доброту, самоиронию), не видят что за повествоваванием стоит судьба самого автора. А у Довлатова, в отличие от других, этот образ себя виден в каждой строке. И эстрадная компонента, анекдот, история, дефицит значительности, все эти "окрестности" лишь самоиронично оттеняют незримое и очень грустное повествование о самом Довлатове.

Так вот, те читатели, о которых без уважения пишет Быков (и к которым он сам, кажется, тоже относится), они всего этого не видят, воспринимая в книгах Довлатова лишь эстрадную компоненту, лишь анекдот, лишь забавную историю, лишь хи-хи ха-ха. Быков прав, ведь когда писатель работает на грани фола, многие читатели его писания воспринимают как чистый фол, и те из них, кому этот фол еще и нравится и впрямь не заслуживают уважения. Сам Быков ошибочно тоже видит у Довлатова лишь фол, но этот фол ему не близок.

Я начал с того, что сказал, что чем преходить на личности, так лучше аргументированно возразить. В полном противоречии с этой установкой я, в заключение, перейду на личности, и напишу о личном мотиве у Быкова не любить "Иностранку" Довлатова. В конце концов, тот же Набоков не любил Достоевского, да и всех почти разночинцев в русской литературе. И в этом трудно не видеть личного, сословного мотива. Принявшего эстетическу форму.

Давно заметил, что пишущие и вполне устроенные в нынешней России литераторы поголовно терпеть не могут Брайтон Бич. Который уже стал у них именем нарицательным. Люди эти, думаю, примеряют на себя судьбу Довлатова, отъезд, утрату статуса, финансовые трудности, а главное - ужасную жизнь среди маловысококультурных брайтонбичан. Поэтому этим людям не может быть близка та интонация, которую избрал Довлатов в "Иностранке". Цитирую Довлатова:
--------------------------
" В нашем районе произошла такая история. Маруся Татарович не выдержала и полюбила латиноамериканца Рафаэля. Года два колебалась, а потом, наконец, сделала выбор. Хотя, если разобраться, то выбирать Марусе было практически не из чего. Вся наша улица переживала - как будут развиваться события? Ведь мы к таким делам относимся серьезно.
Мы - это шесть кирпичных зданий вокруг супермаркета, населенных преимущественно русскими. То есть недавними советскими гражданами. Или, как пишут газеты - эмигрантами третьей волны.
......
У нас есть русские магазины, детские сады, фотоателье и парикмахерские. Есть русское бюро путешествий. Есть русские адвокаты, писатели, врачи и торговцы недвижимостью. Есть русские гангстеры, сумасшедшие и проститутки. Есть даже русский слепой музыкант. Местных жителей у нас считают чем-то вроде иностранцев. Если мы слышим английскую речь, то настораживаемся. В таких случаях мы убедительно просим: - Говорите по-русски!"
-----------------------------
Это же страшный сон для всех ныне хорошо устроенных российских литераторов, написать "мы - это шесть кирпичных зданий вокруг супермаркета, населенных преимущественно русскими."

Поэтому нелюбовь Быкова к "Иностранке" Довлатова вполне логична.
.

2.

О ДОВЛАТОВГЕЙТЕ или ЧТО ПОЗВОЛЕНО ЮПИТЕРОВУ ТО НЕ ПОЗВОЛЕНО БЫКОВУ.

-1-
Эта заметка – о моем глубоком и окончательном разочаровании в людях. О том, что все вокруг остолопы, а я – Д'Артаньян. Словом, эта заметка – глубоко личного содержания. Но! Это надо обязательно замаскировать, а то не очень удобно получится. Надо написать якобы беспристрастно, якобы не о себе. Якобы по делу. Итак!

-2-
Недавно Быков написал заметку о Довлатове, где сказал, что Довлатов – писатель средней руки. И что нравится он только людям с извращенным представлением о литературе. И тут поднялась буря. Шквал комментариев. Довлатовгейт! Эти комментарии были исключительно двух типов.
1. Одни писали, что им Быков омерзителен.
2. Другие писали, что Быков имеет право.
Но ни те ни другие ничего не писали по существу, ничего не писали о тезисах, об аргументах Быкова. Оба вида комментариев вполне могли бы быть высказаны о совершенно любом тексте Быкова. И ниже я немного поразлагольствую о том, что это совершенно неправильно. Итак!

-3-
Мы принимаем решения, формируем мнения, с помощью комбинации интуиции и анализа. Это всем понятно. Иногда, в каких-то случаях, только на основании анализа. Но это, в сущности, аутизм. А иногда - только с помощью интуиции. Но это, в сущности, неискушенность.

Для полноты и для придания псевдонаучного характера этому опусу я немного потрындю о редчайших случаях, когда работает лишь одна только интуиция, без анализа. Хотя к Быкову это не относится. Итак!

-4-
О редчайших случаях когда работает одна интуиция. Музей Гетти в Калифорнии приобрел, какое-то время назад, какую-то удивительным образом замечательно сохранившуюся статую Аполлона двухтысячелетней давности. Все тесты, радиоуглеродный, анализ мрамора и все такое, указывали на подлинность этой статуи. Но когда, на каком-то съезде искусствоведов, со статуи сорвали покрывало, то все в один голос мгновенно воскликнули: «подделка»! И она действительно была подделкой. – Как вы это поняли? – спрашивали искусствоведов.
– Как увидел статую, - отвечал один искусствовед, - так меня сразу бросило в жар.
- А меня – в холод, - отвечал другой.
Словом, интуиция.

-5-
Но на практике на одной интуиции далеко не уедешь. Работает лишь комбинация анализа и интуиции.

Люди, не апеллирующие к анализу являются, как правило, людьми немножко неискушенными. Немного ограниченными. А в науке без анализа вообще ни шагу не сделаешь. Разве можно сказать, мол, мне кажется, что числа 2 и 3 являются корнями квадратного уравнения x^2 +8x – 16 = 0. Мне так кажется! Нет, в науке, в том же литературоведении, без анализа, без логики, аргументов никуда.

И при этом аргументы «против» ценны для нас пожалуй даже больше, чем аргументы «за». Потому что аргументы «против» позволяют нам лучше понять наши собственные аргументы «за», поднять их на новый уровень.

-6-
И в этой связи нельзя не отметить, что оба типа комментариев (см. выше) на мнение Быкова никак его, Быкова, аргументы не обсуждают. Из чего вытекают, что потрясающе огромное количество людей формируют свое мнение лишь на основании интуиции. Без размышлений. Размышления кажутся им чем-то лишним, и они просто пропускают их мимо ушей. Читают эти люди Быкова, и их бросает в жар. Или в холод, неважно.

Об этом виде дискуссий когда то Жванецкий сказал так: «Что может говорить хромой об искусстве Герберта фон Караяна? Если ему сразу заявить, что он хромой, он признает себя побежденным. И вообще, разве нас может интересовать мнение человека лысого, с таким носом? Пусть сначала исправит нос, отрастит волосы, а потом и выскажется.»