June 20th, 2016

Окаменевшее время. Горные сёла Дигории.

Оригинал взят у karpukhins в Окаменевшее время. Горные сёла Дигории.
Как уже рассказывал, в первой половине мая мне довелось несколько дней провести в Северной Осетии. В том числе в одном из Дигорских ущелий в долине реки Сонгутидон. Эта территория относится к Национальному парку "Алания", при поддержке которого и состоялась моя очень краткая фотоэкспедиция. Я уже немного поделился как ходил в гости к местным жителям и как немного пас яков. Теперь хочу немного показать как выглядят некоторые местные сёла. Именно всего лишь показать в фотографиях. Чтобы раскрыть их историю, эту историю нужно знать, но в интернете не так уж много информации по этим сёлам, а до более серьёзного погружения пока дело не дошло, поэтому только визуальный ряд. Надеюсь, что хотя бы слегка смогу передать те впечатления и ощущения, которые возникают здесь, среди камней, от которых так и веет стариной и человеческими судьбами, о которых теперь можно только догадываться.

Начнём с Махческа, рядом с которым я и жил на базе Национального парка. На данный момент это самое крупное село в этом ущелье. Здесь есть даже школа. Собственно это село находится в самом низу, то есть первое на въезде в ущелье Сонгутидона.



Collapse )

Вы спросите: причём здесь душа?

Оригинал взят у gurdrug в Вы спросите: причём здесь душа?
Оригинал взят у systemity в Вы спросите: причём здесь душа?
Я всю жизнь одно из двух: или работаю, или сплю. Самое неопределенное состояние, когда я езжу на автомобиле. Это и не сон, и не работа. Почти все стихи, которые я сочинял, я сочинял при вождении автомобиля. Поскольку при вождении я оставляю душу в покое и не насилую её распоряжениями и указаниями, то она (душа) сочиняет мне стихи, не стесняясь меня. Я приезжаю домой и практически без всяких правок записываю. Точно так же сочинял свои рассказы и Михаил Михайлович Зощенко. Он рассхаживал по комнате, сочинял, правил в уме, а закончив сочинять, садился и аккуратно переписывал сочинённое.

Сегодня я стою на перекрёстке, жду стрелку поворота и вижу такую картину. Молодая белокожая девушка с задницей шире моего мерседеса идёт с худеньким чернокожим юношей, напоминающим эфиопа. Юноша-эфиоп обнимает девушку за талию, но чтобы выполнить задуманное, ему нужно было бы иметь правую руку в два раза длиннее той, какая у него в наличии. Я аж чуть шею не свернул, чтобы посмотреть на руку юноши-эфиопа, когда парочка прошла мимо моей машины. И ожидание аттракциона меня не обмануло. Правая рука юноши не в состоянии удержаться, всё время сползала вниз, он её пытался приделать к шее девушки, но у него ничего не получалось: рука опять и опять сползала. В таком динамическом разрезе юноша упорно не терял надежды зацепиться за тело своей девушки. Давно уже показалась зелёная стрелка поворота и водитель машины сзади меня, думая, что я заснул, подал мне такой силы звуковой сигнал, что я сорвался с места на скорости 100 км/час.

Вы спросите: причём здесь душа? А при том, что она мне сочинила стихотворение, которое я записал:

Задницы бывают многогранные,
Скукоженные и пространные,
Плоские бывают, выступающие,
Динамикой надежды поселяющие.
Бывают задницы невероятные,
Бывают маленькие и опрятные...
Создатель сделал всё, чтобы мужчины
Не мучались с подбором половины
При ориентации на задние детали,
Которые конкретно наблюдали.
С мозгами и с моралью нет той ясности
Такой, как с задницами. Здесь опасности
Таятся из-за слабой предсказуемости
И неочевидной наблюдуемости.