August 20th, 2017

Две страны. И в какой жил ты - ты сам и выбираешь.

Оригинал взят у maxwaxevgen в Две страны. И в какой жил ты - ты сам и выбираешь.



"В 1981 на центральном рынке города Новосибирска на единственном мясном прилавке рубили что-то вроде дохлой лошади" - говорил мне Петр Багмет, известный в фидо, как "пан аптекарь".
Помилуйте? пан аптекарь! - но я жил в двух кварталах от этого рынка -- и он был весьма богат! Я же там был! Так и он там был...
И меня вдруг осенило! Мы жили в разных странах!
Да что там в разных странах - в разных реальностях!
И не только пан аптекарь - но немало других.
Мне даже стало жалко их - в такой страшной и неприглядной реальности ОНИ жили. Уже в детском саду их били воспитатели, ненавидели и изводили другие дети, их кормили насильно мерзкой липкой кашей.
В моем садике были замечательные жёлтые цыплята, выложенные кирпичом жёлтым по силикатному, воспитатели читали нам замечательные книжки, к нам приходили шефы с кукольными спектаклями.
Были огромные кубики, с полметра, из которых можно было строить корабли и замки.
Настольные игры, игрушки куклы - все было.
А на праздники мы устраивали замечательные утренники, вылезая из кожи, чтобы порадовать
родителей. Мы декламировали стихи, танцевали, пели. Даже помню, на ложках играли. А с какой гордостью мы показывали моряцкий танец в родительском НИИ! А какой матросский воротник и бескозырку сшила
для меня мама!
А ИХ с самых детских лет их посылали с шести утра стоять в очередях, за молоком. И даже в новый год в подарках им давали маленькие сморщенные, кислые мандарины! Но я - то помню - что мои мандарины были очень-очень вкусные!
И даже дома их кормили какими-то ужасными синими курами, серой лапшой.
И сахар был у них серый, мокрый и несладкий.
И в школе им было тяжело. Над ними издевались тупые учителя.
От них в библиотеках прятали книги.
А в моей реальности -- мне приносили новинки, с ещё не просохшими штампами.
Учителя у меня по большей части были замечательные люди.
А ещё их, почти всех, насильно загоняли. Сначала в октябрята, потом в пионеры. И всю дальнейшую жизнь загоняли. Куда только не загоняли.
Да, их реальность можно было только стойко переносить.
Летом я один сезон проводил в пионерском лагере, другой - с бабушкой в городке отдыха "Радуга", и минимум раз в два года мы ездили всей семьёй в Крым, в Анапу. Море, ракушки, крабы, арбуз, закопанный глубоко в мокрый песок -- это Анапа. Это здорово!
Им -- путёвок не давали, их лагеря больше напоминали концентрационные, чем пионерские, городков отдыха не было.
Да, потом их загоняли в комсомол. В их комсомоле надо было молчать на собраниях и выполнять приказы. И были злые партийные кураторы.
Если ты не слушал злого куратора - то могло случиться что-то страшное.
Такое страшное. что ОНИ даже сказать не могут.
Я же перевернул первое же отчётно-выборное, после чего сам оказался в комитете комсомола. И партийным куратором у нас была Лидия Аркадьевна -- милейший человек.
Их с самого детства отрезали от заграницы. Им не давали встречаться с иностранцами, а если вдруг такое случалось - то забирали все, что иностранец давал бедному ребёнку.
Ужас, правда ? А в моей замечательной стране - были клубы интернациональной дружбы. Мы общались с американцами, англичанами, немцами. И с западными -- тоже. Переписывались даже. Чехи и словаки вообще были как родные.
Французов, правда, не помню. А когда к транзитного самолёта сняли пожилого шотландца с сердечным приступом - его не спрятали от народа в спец лечебнице, как это произошло бы в ИХ мире - а положили в ветеранскую палату к деду.
И сестра бегала к ним переводить. И потом даже бандероль с какими-то сувенирами пришла. И её никто не отобрал. Ведь это была не их - НАША страна.
А ещё мне жалко их родителей. Они были такие хорошие - но их всегда затирали злые начальники. Денег всегда не хватало, и они искали какие-то шабашки.
А злые начальники им запрещали эти шабашки искать. И работали с ними всегда плохие люди - они все время завидовали. Их родителей тоже загоняли -- в партию.
Один из НИХ почему-то очень гордился, что комбайны, которые изобретал его папа очень плохо работали. Хотя папа был очень талантливый.
И моя мама была очень талантливая, но её "изделия" почему-то работали.
И я гордился именно этим. Наверное, потому, что это было в другой стране.
А начальник у нее был жук. Но почему-то это было скорее похвалой.
Он был чернявый и очень хитрый - я хорошо его помню.
А ещё мама была изобретателем. И статьи писала. И её за это не наказывали, а наоборот -- платили деньги. И почему-то в партию её никто не загонял.
А ещё им врали. Все. Газеты, радио, телевизор, учителя.
Даже родители. Одна девочка спросила - папу - почему он слушает Аркадия Северного -- ведь это враг ? А папа ответил -- потому что врага надо знать в лицо. А сам просто его любил, этого Северного.
Ещё этот папа рассказывал - что заставляли его прислушиваться во время олимпиады к разговорам с иностранцами - и докладать куда надо, а при возможности разговоры сводить к правильным. Но ведь ему уже не было веры, правда ?
Став старше, я заметил, что реальности разошлись не в момент моего рождения.
В "их" стране - кабанчика приходилось резать ночью, чтоб не забрал комиссар...
А в моей в это время уже и комиссаров-то не было, в начале 70-х.
Они жили в какой-то странной "верхней вольте с ракетами" - а мы в великой мировой державе.
Даже Великая Отечественная Война у нас оказалась разной.
В их реальности -- врага "завалили мясом", воевал некий странный субъект под названием
"простой мужик". Коммунисты - отсиживались в тылах. Все. Поголовно.
На одного убитого немца приходилось четыре, а то и пять убитых "простых мужиков". Но "простой мужик" таки победил. Вопреки всем.
И коммунистам в тылу, и Жукову, который спал и видел, как побольше "простого мужика" извести. И командирам, которые только с ППЖ развлекаться могли и пить трофейный шнапс, добытый "простым мужиком".
А особенно - вопреки лично тов. Сталину.
Танки у нас были плохие. Автоматы плохие. Самолёты плохие. Но только те, которые наши.
Союзники поставляли нам хорошие. Вот именно хорошими танками "простой мужик" и победил. Но злой Сталин забрал у "простого мужика" все плоды победы, а самого "простого мужика" посадил в Гулаг.
Такой он был нехороший.
В моей реальности - тоже была война. Но в ней воевали все. И партийные и беспартийные. Все советские люди - кому позволяло здоровье и возраст. И даже кому не позволял -- шли воевать тоже.
Коммунист дед Иван Данилович, до войны - сельский учитель -- погиб при прорыве у местечка "Мясной бор".
Коммунист дед Федор Михайлович Гаврилов, до войны - директор школы - прошёл всю войну, был ранен, награждён орденами и медалями.
Потери на той войне были страшными, но именно потому, что враг не щадил гражданское население. А солдат погибло почти столько же, сколько у врага и его союзников вместе на восточном фронте. Потому, что воевали хорошо -- и быстро учились. И была техника,
которую производила наша, советская промышленность. Отличная боевая техника. Было тяжело -- но моя страна победила.
Мы -- жили, строили, думали о будущем, учились. Нас волновали мировые проблемы.
А они -- думали как свалить эту мерзостную систему.
И самое страшное -- свалили. И тут реальности на короткое время пересеклись -- потому что исчезла и моя страна.
Мы, те кто был в ней счастлив -- даже не подозревали, что свое счастье нужно защищать, держаться за него зубами и ногтями.
Вот и не защитили.
А дальше - миры вновь разошлись. У "них" настало счастье -- ведь появились бананы, колбаса, женское белье и свобода.
А у нас началась полоса трагедий -- разваливалась наука, производство, вчерашние союзные республики охватил огонь войны, в котором бывшие советские граждане убивали бывших же советских.
Старики остались без защиты и гарантий.
Но это уже совсем другая история".
( https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1973082482974254&id=100008175637333 )
..................

Вот между прочим - да. Так и есть. Две разные страны. Ума не приложу, где они нашли те места, что описывают? Это даже не дискуссия о том, стакан наполовину пуст или наполовину полон. Это тупо фактология.

Ну вот моя мама. 1953 год. Средняя зарплата по стране где- то рублей 700, у рабочих - 800. Она получила кафедру и ее зарплата стала 3800 рублей (ибо была кандидатом наук), а так была бы 4500. Ценили при Сталине науку. А ведь она не "бомбу делала", а учила французскому языку...

Ну вот 1968 год. У нас в семье гостит девушка, чуть старше меня, из Франции, студентка Сорбонны, разгоряченная еще Парижской весной. И никто не арестовывает ни меня, ни моих родителей и даже в КГБ не таскает.

А вот 1961 год - мне 12 лет и я хожу в астрономический кружок дома пионеров Фрунзенского района. Один, через всю улицу Горького. Кстати, приятель у меня по кружку - чех - Ян (Гонза) Шинделарж. Настоящий. Сын торгпреда Чехословакии. Жил в посольстве. Мы там с ним химические опыты, террористы, ставили. И ракеты запускали. Доставились до того, что прожгли жуткой смесью ковер и паркет. Смесью олеума со всем, что под руку попадалось. И ходил он в мою школу на танцульки. А я - в его, на курсы чешского языка. Который забыл, разумеется, как и не знал. Помню, что велосипед - "коло"... Как-то его отец, заядлый хоккейный болельщик, взял на матч СССР-Чехословакия и... выпросил у чешских хоккеистов по "чемпионской клюшке". Поскольку я не был ни игроком ни болельщиком, я свою подарил своему школьному другу - Андрею Соколову, сыну заслуженного мастера спорта, который играл в хоккей до одурения. Клюшка была супер - как пушинка. И злобное КГБ - ни клюшку не отобрало. Ни художества наши ни останавливало, ни встречаться не запрещало. Странно, правда?

И еще я ездил один-одинешенек на ВДНХ. А через год - уже во Дворец пионеров на Ленинских горах. И никто абсолютно не волнуется, где я и что я.

А вот я глажу Белку и Стрелку...

В вот 1967 год. Кавказ. Путешествую один по горам. Цейское ущелье, Ходский перевал. Обед в рабочей столовке Садонского рудика. 12 копеек тарелка наваристого борща и 16 копеек  - здоровенная порция - шницель (из мяса, разумеется, которого в стране, по сведениям, на было) в сухарях с пюре... Ростов- на-Дону. Рынок. Яблоки 5 копеек килограмм, помидоры 3 копейки. Раки, как у Жванецкого:  по рублю мелкие, по три крупные. Но все сегодня и сейчас.

А вот 1971 год. Лето. Еду на Дальний восток, в Находку, знакомится с семьей моей бывшей теперь жены. И в магазинах мало десятки сортов рыбы, но и колбасы, и сыра. Помню как запоминал смешное, неслыханное в Москве, название рыбы "простипома"...

Да что там 1971! - В вот 1986 год, Съезд по механике в Ташкенте. Тарелка плова - 15 копеек, шампур шашлыка - 20 копеек.  На улице. В Куйлюке миска корейского кукси (правильно - куксу - 국수 - но советские корейцы говорят кукси) 40-50 копеек. Или Баку. Ресторан на горе. 10 рублей на человека с коньяком, ежедневным вечерним концертом и отличной едой.

Это если про потребление.

Но была еще НАУКА...

... Не знаю, где они нашли ту запомоенную территорию, на которой прожили свои поганые жизни.

И главное: были проблемы у СССР? - БЫЛИ. Ученых, гордость сталинского СССР, к концу СССР опустили ниже плинтуса - то есть подчас ниже неквалифицированных рабочих, не говоря о водителях автобусов, ученики в которые получали больше старшего научного сотрудника с 10-илетним стажем. Выезд за границу. Ну да. Интеллигенции надо было проходить ИНТЕРВЬЮ в парткомах и райкомах и отвечать иной раз на дурацкие вопросы. Не менее дурацкие, чем сегодня задают при интервью в западных посольствах. Зато рабочих пачками запускали в Европу. Не только на Золотые пески. Так что, всякое было. Но ничто из того, что было, не стоило того погрома, что учинили горбачевы, ельцины и прочая антисоветская сволочь.

Самое для меня поразительное, что среди ненавистников СССР есть те, кто жил в СССР ничуть не хуже чем жил я.  Что им надо? - Знаю. Вот что:

</div></div>